Феномен Китая. Истоки Фэн Шуй


Самое главное о Фэн Шуй


Нельзя говорить о Фэн Шуй, не вспомнив о Китае. Нельзя говорить о Китае, не вспомнив о Фэн Шуй…



Чтобы понять феномен учения Фэн Шуй, нужно понять цивилизацию, его породившую. Цивилизацию, отличающуюся только ей присущими уникальными особенностями. Три тысячелетия Китай был самым могущественным государством в Восточной Азии и бесспорным центром мира. «Чжун го» — срединное государство, так называли Китай раньше, так называют его и сейчас. Но в этом сочетании слов слышится и другой смысл, философский — символы инь и ян объединяет неизменное третье — мистическая золотая середина, где нет ни движения, ни беспокойства, ни страдания. Где между физическим и духовным царит мир и гармония…


Много спиц в колесе, но в ступице,
Что на ось одевается,
Все сходятся. Если бы не это,
Вся задумка была бы глупостью…

Лао цзы «Дао де Цзин»



Напрашивается закономерный вопрос: если Древний Китай намного опережал другие цивилизации в свое время, то как случилось, что на последующем этапе развития он оказался в изоляции от мирового научно-технического прогресса?

Большинство исследователей приходит к выводу, что причину следует искать в различии общественной и экономической систем Древнего Китая и западного мира. Большое значение, видимо, имело коренное отличие непрерывно трансформирующегося европейского общества от консервативного китайского. Феодальное общество в Китае испокон веку пребывало в бюрократическом статусе. Со времен Цинь Шихуана, первого императора Циньской династии (3 век до н.э.), многочисленные родовые феодальные кланы преследовались и методично уничтожались, а управление осуществлялось с помощью аппарата государственных служащих, по масштабу и сложности немыслимых для небольших королевств Европы.

На ранних этапах становления, бюрократическая система Китая во многом способствовала развитию науки, но на более поздней ступени затормозила прогресс, не дав стране совершить того победного скачка, который удался Европе. И хоть избыточный консерватизм и бюрократия сослужили Китаю недобрую службу, однако и выжить помогли в течение тысячелетий (нельзя забывать, что каждый четвертый на земле — китаец), сохранив уникальную культуру и традиции. Как говорится: тише едешь — дальше будешь…

Не последним аргументом в пользу Китая является тот факт, что ни в Китае, ни в Индии, ни в мусульманских странах никогда не отделяли науку от этики. Тогда как революционная Европа, окончательно сокрушив школу Аристотеля, опрокинула этику и выкинула ее на свалку за ненадобностью: мир стал более опасным и непредсказуемым — возникла угроза использования открытий и изобретений во вред человечеству. А поскольку не для кого не секрет, что мир движется к экологической катастрофе, то это сводит на нет и смысл мирового технического прогресса. Ибо кому он нужен без самого человека…

Китаю сполна пришлось хлебнуть плодов безнравственной европейской цивилизации. Это опиумные войны XIX столетия, затеянные англичанами, которые он проиграл. И нашествие восьми империалистических держав, которые в 1900 г. 60-тысячной армией (Германии, России, Англии, Франции, США, Японии, Италии и Австро-Венгрии) вторглись в Китай, лицемерно прикрывая политику грабежа распространением христианства. Китаю пришлось пережить невиданное национальное унижение — превращение в полуколонию западных держав, которые навязали ему очередной кабальный договор — контрибуцию и установили контроль над важнейшими доходами империи. Победа компартии в гражданской войне и провозглашение Китайской Народной Республики в 1949 г. были не столько социалистической революцией, сколько национальным освобождением. Заключительные слова Мао, провозгласившего образование КНР на многотысячном митинге на площади Тяньаньмэнь 1 октября 1949 г.: «Китайский народ в конце концов поднялся с колен!» знаменовали новую эпоху в истории Китая.

Китайская цивилизация уникальна во многих отношениях. Это, несомненно, китайские иероглифы — письменность, которая, в отличие других культур, сохранилась до наших дней (другие — перешли на алфавит). Древние китайские рукописи по охвату событий не имеют аналогов в мировом наследии. При всем многообразии более чем пятитысячелетней китайской истории, в ней никогда не было религиозных войн и почему-то все религии мирно уживались. И уж совсем уникальное явление: ни в одной культуре мира почитание предков не приобрело такого влияния на духовную жизнь, как в Китае. Китайская цивилизация, единственная из древнейших, которая существует и по сей день, сохраняя никогда не прерывавшуюся преемственность:

«Великая земля — это долина, куда ручьи с окрестных гор стремятся…»

(Лао Цзы).


И монгольское нашествие, и европейская интервенция, и кризисы, похоже, пошли Китаю только на пользу: он стал еще сильнее и научился выживать в любых условиях. Ручьи преемственности, в конце концов, закономерно привели к возникновению восточноазиатского экономического чуда — Китай снова становится центром мира.

Китай можно сравнить с могучим деревом, обладающим мощными и сильными корнями. Две культурные традиции — даосизм и конфуцианство — и по сей день питают удивительное древо под названием Китай. Однако китайская философская традиция отправляет нас к еще более древнему источнику — И Цзин, «Книге Перемен». По преданию, китайский мыслитель и правитель Фу Си, наблюдая за Небом и Землей, создал 8 первоначальных триграмм, являющихся упрощенной моделью вселенной. Позже они были переосмыслены и развиты до 64 гексаграмм, которые вместили в себя всю информацию о вселенной, все явления мира.

Только благодаря И Цзин могли появиться такие мифические и легендарные фигуры, как Лао Цзы и Конфуций, ставшие основоположниками двух великих китайских традиций. Невероятно параллельное существование даосизма, зародившегося на юге в живописных горах, впитавшего высшую гармонию и безыскусность природы, и конфуцианства, зародившегося на севере, в гуще китайской цивилизации, где было много свободного пространства и ровных площадей. Мистика и рационализм, содержание и форма, дух и материя слились в Дао воедино, как инь и ян

Буддизм принес в китайскую культуру новые и свежие силы, словно дождь пролился на благодатную почву. Он был воспринят и просуществовал в Китае почти два тысячелетия, но не приобрел доминирующего влияния. И снова свершился мистический процесс инь и ян — взаимодействия и взаимопроникновения культур, который дал миру великолепный плод — дзен-буддизм, ставший одним из самых интеллектуальных, интересных и глубоких течений мировой религиозной мысли. Который, впрочем, как и даосизм, занял лишь свое место в гигантской системе религиозного синкретизма, во главе с конфуцианством. Китайская конфуцианская цивилизация оказалась уникальна по степени устойчивости к внешним влияниям и приспособляемости. Всякая иноземная идеология, проникая в Китай, сама неизбежно подвергалась трансформации.

На фоне непрерывного обогащения и развития китайской мысли, пышным цветом расцвели все науки, искусства и ремесла Китая: астрономия и медицина, архитектура и живопись, поэзия и художественная проза, каллиграфия и музыка, всевозможные гимнастические практики, которые по праву можно считать искусством. И, конечно, величайшее достижение китайцев, Фэн Шуй. Связав небесные явления, звезды и планеты, направления и космические силы, геоманты разработали сложную систему взаимодействия между всеми этими силами и землей, которая выражала простой и понятный принцип: всё влияет на всё.

У себя на родине Фэн Шуй никогда не был общедоступным инструментом. Он стоил дорого и предназначался для элиты страны, прежде всего — для императора и его двора. Раскопки китайских гробниц 6000-летней давности подтверждают факт, что Фэн Шуй зародился как метод захоронения людей. Подобно египтянам, китайцы, хороня царственных особ, относились к этому очень серьезно. Считалось, что правильно организованная могила предков может влиять и на жизнь живущих потомков. Концепция сяо — уважения к предкам и своим корням, выраженная позже Конфуцием, лежала в самих истоках китайской цивилизации.

Примером тому служит период правления Мао Цзэдуна. По преданиям, для того, чтобы прийти к власти, Мао нашел мастера Фэн Шуй, который перезахоронил прах его предков «в ладони небесной лунной богини». Вскоре после этого Мао Цзэдун пришел к власти. Правда первое, что он сделал — это казнил мастера и всех, кто знал об этом перезахоронении, чтобы уже никто не смог повредить той силе, которая возвысила его до ранга вождя. Последние гонения на Фэн Шуй, после возвышения коммунистов в Китае, часто связывают с тем, что именно хороший Фэн Шуй могилы отца Мао Цзэдуна помог ему стать Великим Кормчим… Практика Фэн Шуй в Китае была строжайше запрещена. Мао бдительно следил за тем, чтобы никто другой не воспользовался силой Фэн Шуй и не помешал его могуществу. В истории часто бывает так — великие гении и великие злодеи рождаются в одно время. Будда и Махавира, Сократ, Платон и Аристотель, Лао Цзы, Конфуций и Чжуан Цзы родились примерно в одно время — словно цветник расцвел. Гитлер, Сталин, Мао, Муссолини тоже родились в одно время. Впрочем, фигура Мао, провозгласившего национальное освобождение, не так однозначна…

Если геоманты находили хорошее с точки зрения Фэн Шуй место, то там селилось высшее лицо государства, как было и с Мао Цзэдуном. Вокруг старались поселиться те, кому позволяло общественное и материальное положение. Со временем место становилось густонаселенным и теряло свои преимущества…

~~~~~

Фэн Шуй проник за море и появился на других территориях вместе с китайцами, вынужденными бежать с родины. В Гонконг, Тайвань они принесли с собой драгоценные тексты и бесценные компасы Лопани, в которых содержались секреты Мастеров. Сегодня это богатейшие страны мира, общепризнанные примеры экономического чуда…

В коммунистическом Китае Фэн Шуй объявили пережитком прошлого и запретили. Но в 1988 году, желая установить господство в Гонконге, Китай строит там банк, до сих пор считающийся образцом применения законов Фэн Шуй. Результат налицо…

Последние несколько десятилетий учение Фэн Шуй в Китае открыто не практикуется, хоть и не запрещено официально — ведь принципы Фэн Шуй лежат в самой основе китайской цивилизации и китайского мышления. Но величие Мао, увековеченное мастером Фэн Шуй, становится историей, а она неумолимо движется вперед…