И ЦЗИН. Китайская Книга Перемен


Самое главное о Фэн Шуй


Еще одна область, уникальная, — получение «совета» от знаменитой «Книги перемен» (И Цзин), — одной из наиболее важных ценностей культуры в человеческой истории. Эта книга практически не нуждается в представлении, ибо именно она была первым трактатом по китайской философии, переведенным на многие иностранные языки. И Цзин по-прежнему привлекает наибольшее внимание западных ученых и интеллектуалов, возможно потому, что в ней содержится поистине неисчерпаемый запас древней мудрости.

В переводе с китайского «И» означает — «изменение», а «цзин» — «книга», то есть, И Цзин — это система, изучающая изменения. В основе И Цзин лежит концепция Тай Чиинь и ян, согласно которой устроена наша Вселенная и все, что в ней существует. Человек — мини-Вселенная и он подвержен влиянию тех же законов, что и Вселенная.

Именно теория инь и ян была положена в основу двоичной системы исчисления, которая привела к развитию кибернетики и современных компьютерных технологий. А в последнее время много говорится о том, что 64 гексаграммы И Цзин поразительно напоминают 64 генетических кода ДНК, — основы всего живого на нашей планете. Опыт множества поколений доказывает, что И Цзин раскрывает механизмы движения космической энергии. Графические символы гексаграмм И Цзин иллюстрируют картину шести уровней бытия и пространства. Ученые предполагают, что И Цзин содержит в себе магический ключ к разгадке бытия…

Автором классического варианта «И Цзин» является китайский правитель, Фу Си, живший около 2700г. до нашей эры. Он был не только правителем, но и ученым, который использовал символы, чтобы объяснить мир. И первоначально И Цзин состоял из восьми триграмм, состоявших: из сплошных черт — ян, символизирующих мужское начало и прерывистых — инь, символизирующих женское начало. Подобно тому, как две цифры в программировании — 0-1 являются языком, способным передать всю информацию, восемь триграмм составляют все возможные комбинации инь и ян и являются упрощенной моделью Вселенной. Затем триграммы были объединены попарно в 64 гексаграммы, при помощи которых можно было описать все явления, существующее во Вселенной.

Однако множество версий И Цзин, которые сейчас мы находим в книжных магазинах, являются упрощенными версиями «Книги Перемен» Вэн Вана и Конфуция, которые жили на 3000 лет позже китайского мудреца. Король Вэн объяснял 64 гексаграммы с позиции правителя-философа, и его толкование не было предназначено для предсказаний. А спустя 500 лет, Конфуций добавил к И Цзин свои комментарии, которые также носили философский смысл. Постепенно И Цзин стал своебразным инструментом для прорицания. Книга короля Вэна стала очень популярной настоящее время, скорее всего из-за простоты самой процедуры предсказания. Однако такая упрощенная интерпретация дает слишком абстрактные ответы и вероятнее всего не соответствует установкам Фу Си.

Профессиональные предсказатели в Гонконге, Китае и на Тайване пользуются другой системой для толкования, которая дает большую ясность и точность получаемых ответов. Эта система включает в себя гексаграммы И Цзин, но построена на совершенно иных принципах, нежели «Книга перемен», составленная Вэн Ваном и Конфуцием. Этот подход основан на теории инь-ян и энергии ци, проявляющей себя в пяти элементах, что составляет основы китайской метафизики. Толкование гексаграмм с этой позиции позволяет увидеть не только проблему в целом, но и увидеть все ее отдельные аспекты во взаимосвязи, что дает наиболее эффективное решение проблемы.

Советы, получаемые от И Цзин, не только помогают разрешить какую-либо проблему, но и носят этический оттенок, что так свойственно китайской традиции. Сущность И Цзин заключается не в том, чтобы заглядывать в незыблемое будущее, а в том чтобы научиться поступать спонтанно, так, как велит текущий момент, ибо мир вокруг пребывает в постоянном движении и изменении и он во сто крат богаче нашего представления о нем…

И Цзин, как источник всех достижений китайской цивилизации, ее основополагающие принципы, нашедшие подтверждение в науке, заставляют нас думать о китайской интуиции как о непревзойденном феномене.